XLI Чемпионат мира
по хоккею с мячом 2021
Россия Сыктывкар
Версия для слабовидящих
XLI Чемпионат мира
по хоккею с мячом 2021
Россия Сыктывкар

Борис Скрынник: "Чувствуем, что МОК поддерживает нас"
13.01.2021
Президент Международной федерации бенди (FIB) и Федерации хоккея с мячом России Борис Скрынник об успехах и проблемах нашего вида спорта, взаимодействии с Министерством спорта страны и Международным олимпийским комитетом (МОК), строительстве крытых арен и возрождении Чемпионатов Европы — в интервью изданию Sportbuild.
Sport Build: Борис Иванович, как складываются отношения Вашей федерации с новым руководством Министерства спорта?
Борис Скрынник: Олег Матыцин в свое время во многом нас поддержал на уровне студенческого спорта. У нас сложились нормальные рабочие отношения, и мы чувствуем его поддержку. С 2004 года хоккей с мячом признан олимпийским видом спорта, однако его дебют на Олимпиаде постоянно откладывается. Существуют определенные требования и условия для включения дисциплины в соревновательную программу, и мы их на сегодня выполняем. Я встречался в Швейцарии с генеральным секретарем МОК, который сказал, что немаловажным фактором является то, какую информационную поддержку имеет вид спорта и как организован процесс юридического сопровождения, и заверил, что МОК поддерживает нас. Кроме этого, было дано поручение провести анализ хоккея с мячом по сравнению с другими зимними видами спорта: так вот, по числу занимающихся и по числу зрителей мы значительно опережаем другие виды (те же биатлон, коньки и лыжи) и при этом полностью выполнили все требования ВАДА.
Поэтому мы очень надеемся участвовать в Олимпийских играх в 2026 году. Хотя могли дебютировать уже в 2022 году в Китае. В сентябре 2017 года мы ездили туда в составе солидной делегации FIB, имели тесные контакты со СМИ, встречались с руководством Китайского НОК, Министерства спорта. Одним словом, предприняли серьезную попытку попасть на Олимпиаду в Пекин. В Харбине, к слову, открыто представительство Международной федерации бенди (FIB), там же в 2018 году мы успешно провели чемпионаты мира среди женщин и мужчин (в группе «B»). И нам пообещали решить вопрос об участии в олимпийском турнире. Но за введение в программу нового вида спорта должна была платить именно китайская сторона. И она начала активно расспрашивать о том, на какое место реально может на Олимпиаде рассчитывать сборная Китая. А что тут ответить… На этом, по большому счету, разговор и закончился. Поэтому сейчас мы ориентируемся на 2026 год, и я надеюсь, что нам для этого будет достаточно поступающих сигналов.
SB: Какие сдерживающие факторы принимают во внимание те же спонсоры и СМИ?
Борис Скрынник: Я думаю, это общее количество участников турнира. Это 25 человек в каждой команде, а также судьи и официальные представители. Если мы рассчитываем, как минимум, на 12 команд (6 мужских и 6 женских), то это 300−400 человек. И это несмотря на то, что на зимних Олимпийских играх в настоящий момент представлен только один игровой вид спорта — хоккей с шайбой. Да и в нем сильнейших спортсменов-профессионалов мы рискуем больше не увидеть. Может быть, это как раз и является оптимальным условием для того, чтобы хоккей с мячом был на Олимпиадах востребован — для начала в качестве альтернативного игрового вида спорта.
SB: Удалось ли в последние годы улучшить телевизионную «картинку»? Не секрет, что хоккей с мячом долгое время не могли научиться правильно показывать…
Борис Скрынник: Считаю, что уже научились. Когда качественно снимают, то наша игра очень хорошо смотрится. Все зависит от количества камер и мастерства съемочных групп. Причем, хоккей с мячом очень нравится футбольным болельщикам. Похожая тактика, расстановка, размеры поля, но скорости — куда выше! Наш вид спорта, надо признать, зачастую выживает вопреки обстоятельствам: если взять этапы развития, то они волнообразны. К примеру, в 1990-е из России уехали практически все сильнейшие игроки — играли в Швеции, Финляндии и Норвегии. Хотя сейчас за эти «копейки» никто бы не уехал. Потом мы познали на себе «большую любовь», за которой снова последовал некоторый спад.
Сейчас хоккей с мячом, как и весь мировой спорт, переживает непростое время в связи с пандемией коронавирусной инфекции COVID-19. Но, к счастью, Чемпионат России мы начали, в сентябре-октябре был разыгран Кубок страны. И даже несмотря на редкие ТВ-трансляции, у русского хоккея есть своя зрительская аудитория. Просто его надо чаще показывать! Сейчас на центральных каналах показывают в основном наиболее знаковые игры и матчи чемпионатов мира. При поддержке Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Кирилла, патронирующего наш вид спорта, мы в определенный период появились на телеканале «СПАС», в эфире которого шли трансляции на регионы и даже на ближнее зарубежье. Кстати, рейтинг самого канала пошел вверх после этого.
SB: Устраивает ли Вас ситуация со спортивными сооружениями, хватает ли их в России?
Борис Скрынник: Конечно, пока мы отстаем от Швеции — и по крытым, и по открытым сооружениям. У них построено более 100 катков, а крытых арен сейчас в Швеции уже 16. Мы занимаем второе место в мире — у нас крытых стадионов 6: в Хабаровске, Иркутске, Красноярске, Ульяновске, Москве и Кемерово, где в данный момент строится еще одна новая современная арена. В Швеции, к слову, активно используют систему айсматов, которая мне очень нравится: их расстилают рулонами прямо на футбольном поле. Это и быстро, и относительно недорого. Например, на финал чемпионата Швеции собралось более 40 тысяч зрителей. В наше время это — очень серьезная цифра. У нас лет 20−25 назад в Иркутске, Кемерово и на матчах московского «Динамо» тоже собиралась солидная аудитория, но в последние годы, увы, этого нет. Хотя русский хоккей по официальным статистическим данным занимает третье место в России по популярности. Словом, центральные матчи по хоккею с мячом вполне можно проводить на футбольных стадионах. По этому поводу я разговаривал с руководством «ВТБ Арены», так что вполне возможно, что когда-нибудь мы будем проводить там матчи по хоккею с мячом.
Два года назад в Казани на Совете при Президенте РФ по физкультуре и спорту прозвучала мысль о том, что 5−6 катков нам нужно в стране построить. И эта программа выполняется по инициативе региональных лидеров и при поддержке Минстроя и Правительства России. Очевидно, что нам сегодня нужны многофункциональные и, главное, бюджетные закрытые катки на 4−5 тысяч зрителей. И в этом случае развитие нашего вида спорта пойдет быстрее, увеличится количество занимающихся детей. В России очень много регионов, где хоккей с мячом — единственный профессиональный вид спорта. Взять тот же Первоуральск, Киров, Мурманск. Там не возникнет проблем ни с желающими играть, ни со зрителями.
SB: Насколько доступен хоккей с мячом для средней российской семьи?
Борис Скрынник: Мы не раз акцентировали внимание, что русский хоккей — не просто очень динамичный и зрелищный, а по-настоящему социальный вид спорта. Зачастую наиболее перспективные игроки в большой спорт попадают как раз их тех регионов, где кроме улицы и стадиона нет ничего. Там они проводят чуть ли не целые сутки, а в результате вырастают и становятся хорошими перспективными игроками. К примеру, Краснотурьинск, который дал нашему виду спорта очень много хоккеистов уровня национальной сборной. Поэтому бюджетные катки, о которых я уже говорил, могли бы нам существенно помочь. Ведь хоккей с мячом — это полная доступность для семей даже с небольшим уровнем дохода.
SB: Олимпийские перспективы хоккея с мячом зависят от того, что реально за медали у нас борются 3−4 национальных сборных?
Борис Скрынник: Если реально оценивать ситуацию, то в том же хоккее с шайбой разыгрывают медали 3−4 команды. Конечно, все мы заинтересованы в том, чтобы развивалась инфраструктура нашего вида спорта в других странах. Если вспомнить первый чемпионат Европы по бенди, то там не было ни России (СССР), ни Швеции. Там играли англичане, швейцарцы, итальянцы, австрийцы, голландцы! И сегодня мы стараемся возрождать в этих странах хоккей с мячом фактически с нуля. В следующем году FIB планирует провести Чемпионат Европы. Конечно, в названных странах пока не хватает катков большого формата — 105×65 м, поэтому на первых порах придется обходиться «малым» льдом в хоккейных коробках. Разве что в Швейцарии сегодня есть возможность заливать большие площадки в зимний период.
Что касается чемпионатов мира, то в 2019 году в Швеции приняли участие 20 национальных сборных в группах «А» и «В» — и это рекорд. Плюс мы планируем создать и группу «С», поскольку в FIB сегодня входят уже более 30 стран. Есть, к примеру, сборная Сомали — настоящий ньюсмейкер, ради выступления которой на турниры приезжают огромные съемочные бригады.
SB: Борис Иванович, Ваши новогодние пожелания любителям русского хоккея и читателям Sport Build…
Борис Скрынник: Прежде всего, хочется от всего сердца поздравить всех болельщиков хоккея с мячом и спорта в целом с Новым 2021-ым Годом! Несмотря на сложную эпидемиологическую ситуацию мы боремся за возможность проводить соревнования и радовать наших поклонников. В наступающем году хочется пожелать всем новых успехов и, конечно же, крепкого здоровья, а русскому хоккею — процветания и стабильности! Надеюсь, мы и впредь будем приносить нашим болельщикам радость своей игрой и результатами!
учредители соревнований
партнёры соревнований
информационные партнёры
учредители соревнований
партнёры соревнований
информационные партнёры
учредители соревнований
партнёры соревнований
информационные партнёры